КСЕНИЯ ДРАНЫШ
ХУДОЖНИЦА, МОДЕЛЬ И ДИЗАЙНЕР ОДЕЖДЫ
Почему важно быть смешной, и как это помогает в работе и в жизни? Мы пообщались с Ксенией Драныш, художницей, моделью и дизайнером, о самоиронии и рефлексии, ведении списков, преодолении страхов и о предстоящих выставках и коллекциях.
Тебя часто представляют сначала как модель, потом как художника и затем как дизайнера одежды. Согласна с такими определениями? Ты вообще склонна категоризировать свою деятельность?














Мне нравится заниматься разной творческой деятельностью и я не хотела бы себя ограничивать. Скорее мне, наоборот, хотелось бы расширить области, в которых я могу себя проявлять. Я ориентируюсь на своё настроение и время: если сегодня я хочу рисовать, я попробую порисовать, а если на неделе мне предложат посниматься как модель или актер в каком-то проекте, то я поснимаюсь, если будет желание. Иногда я придумываю одежду, выпускаю лимитированные коллекции шелковых платков. Часто я создаю работы и участвую в выставках.

Я училась на художника, но мне всегда хотелось одновременно проявлять свои актерские способности, петь или делать что-то похожее. В какой-то момент я начала работать моделью и это стало очень важным творческим раскрытием для меня как личности. Я узнала себя с других сторон и обрела дополнительную уверенность и способность выражать себя. Все началось с шоу «Топ Модель По Русски», откуда меня быстро выгнали, но это запустило во мне решение, что я и без шоу могу быть моделью. Так и получилось: буквально сразу я начала сниматься и продолжаю до сих пор.
"Когда всем занимаешься одновременно, не получается вкладываться полностью в одно дело, так, чтобы быстро прогрессировать. Но мне интереснее смотреть на развитие себя в процессе с разных сторон, нежели чем быть только художником."


В детстве я больше всего любила кривляться перед зеркалом, смотреть как мое лицо перевоплощается в различные гримасы. Порой мне кажется, что до сих пор это моё самое любимое занятие по жизни. Еще мне хотелось быть художником, модельером или суперзвездой. Я занималась в изостудии с раннего детства, но до конца 9-го класса не задумывалась о пути художника всерьез. Меня мало вдохновляло кино или актеры, я восхищалась в основном музыкантами. Кино сильно поглощает и вынуждает погружаться в чужую жизнь, а музыку можно слушать и заниматься чем угодно – она настраивает на процесс, даёт силы и энергию.

Как рано ты поняла, чем хочешь заниматься в жизни?
Какими словами ты бы описала себя как художника?
В английском языке слово «художник» – это artist. Звучит короче, но включает в себя гораздо больше возможных творческих проявлений. По сути, если ты artist, то можешь заниматься любыми видами искусства, объединяя и меняя их как инструменты под своё настроение и идеи. И мне нравится такое ощущение от этого слова.
Есть ли у тебя кумиры?
Моими кумирами всегда были мужчины.

В детстве я фанатела от Ильи Лагутенко и Мерлина Мэнсона. Сейчас я уже не интересуюсь активно их современным творчеством, но что касается их ранних периодов, то для меня до сих пор в них кроется большая сила и вдохновляющая возможность соприкоснуться с чем-то магическим, что может меня напитать, поддержать в трудную минуту, поднять мне настроение, зарядить спокойствием, удовлетворением и запустить во мне энергетический поток.
Расскажи о своем образовании и том, что оно тебе дало.
После 9-го класса, я училась 4 года в колледже (КХР №:59), а затем 6 лет в Строгановке. Я хотела научиться всему: шить, рисовать, писать картины, делать скульптуры. Я училась лаковой миниатюре, расписывала подносы и шкатулки, изучала традиционные русские росписи. Потом училась делать керамику, работать с объемом, лить фарфор, лепить из шамота. В учебных заведениях я научилась технике и навыкам, которыми сама бы добровольно заниматься не стала. В этом много полезного, но с другой стороны я столько всего умею делать, что даже сама не понимаю зачем. Я мечтала бросить учебу в Строгановке каждый курс, но доучилась до конца. В какой-то момент мне казалось, что учеба мешает мне заниматься любимыми делами, я думала, что как только я закончу академию, я смогу погрузиться в перформанс и моделинг целиком, но получив диплом, я впервые в жизни столкнулась со свободой и оказалось, что я не знаю, как в ней существовать. Шок, но я не знаю каково это, когда от тебя никто ничего не требует и ты предоставлен сам себе. Я поняла что я очень измучилась, что у меня нет сил и я не знаю, как дальше жить.

По инерции я хотела поступить в ИСИ, меня брали туда учиться на платное место. Платить я не захотела и учиться туда не пошла, потому что всю жизнь училась бесплатно. А сейчас я без ИСИ знаю всё, что там рассказывают. Если ты попал в эту сферу, то в любом случае всё узнаешь.

Несмотря на то, что прошло уже 5 лет после окончания академии, я до сих пор каждый день учусь быть свободной. Надеюсь, умение жить свободно и счастливо когда-нибудь станет моим главным приобретенным навыком за жизнь.
Ты помнишь свои первые продажи работ?
Моими первыми продажами были рисунки-автопортреты из блокнотов, мелкая графика, а еще какие-то работы на заказ. Первой большой продажей стала моя скульптура с комиксами «Личные дневники», которая была дипломом. Мне повезло с дипломным руководителем - художником Олегом Татаринцевым, он просто не вмешивался в мою работу и хотел, чтобы я через нее максимально выразила себя, что я и сделала. Моя полтораметровая керамическая стена с селфи на всю сторону и смешными надписями, изображениями друзей и моих муз с другой стороны, попала в два проекта международной молодежной биеннале, а потом на выставку в ММОМА к Андрею Бартеневу, где ее и заметил Василий Церетели и купил в коллекцию музея. Действительно лучшая судьба для моей скульптуры.

























Последний год я в основном снимаю свои видео-перформансы и перформативно взаимодействую онлайн с подписчиками в инстаграме. В этом году я делала выставку PINK PUNK OPERA в галерее IRAGUI. На ней я показывала 10 видеозаписей, где я в разных костюмах псевдооперным голосом пою свои тексты из личных дневников. Кстати, в моем инстаграм можно посмотреть highlight в сторис, где я пропеваю ответы на вопросы подписчиков как оперная дива. Еще у меня есть видео BRADOBRED, которое много выставлялось, но делала я его изначально для выставки про цирк в АРТ4, которую курировал Бартенев. В этом видео я играю роль обнаженной женщины с бородой и пою её удивительную историю принятия себя
Как ты начала работать с перформансом?
Мне всегда нравилось выступать: я выступала в колледже, в Строгановке я вела время от времени какие-то праздники и участвовала в развлекательных конкурсах, концертах. Однажды мне приснился Бартенев, тогда я даже не знала, как его зовут и чем он занимается, я только видела его мимолетно по ТВ. Я подумала, что это какой-то знак и начала искать про него информацию, подписалась на него в соцсетях и написала ему, что он мне приснился, и я бы хотела с ним пообщаться, но он меня проигнорировал.

Примерно через год после моего сна я увидела Вконтакте, что Бартенев набирает людей для перформанса, и я написала, что готова участвовать, меня взяли и мы поехали на Архстояние, где мы и начали общаться. Через какое-то время он набирал кастинг на спектакль «Три сестры. Часть вторая.» в этот спектакль я тоже попала, а после много работала в перформансах Андрея.

Андрея Бартенева я считаю космическим наставником, он для меня особенный человек, который иногда сам не зная, попадает своими словами в сердце моих раздумий. Он может спонтанно сказать фразу, которая окажется паролем к действию или к разрешению какого-то состояния или внутреннего запроса.


Считаешь ли ты Павла Пепперштейна своим наставником?
Паша мне многое дает, и это взаимно, но я не считаю его своим наставником, у нас слишком разное отношение к работе, к творчеству. Да и от близкого человека сложнее что-то воспринять, ты слишком хорошо его знаешь. Он пытается меня время от времени наставлять, но я упрямая и у меня всегда всё должно быть так, как я сама решила, по каким-то моим правилам. На меня сложно повлиять.

Я очень внимательно отношусь к тому, что делаю, почти всегда знаю, как это должно выглядеть, какой будет конечный результат. У меня есть внутренние, возможно, ограничивающие стандарты и цели, к которым мне нравится стремиться. Я довольно собранная, а Паша хаотичный, он любит спонтанность. Он всегда подговаривает меня забить на результат, считает, что даже если я сделаю абы как, все равно будет круто.

Мы оба живем и работаем в студии, где большая комната — его мастерская, а маленькая комната — моя. Мне иногда мешает то, что я человек, который любит работать в уединении, а Паша - когда много людей вокруг. Я беру энергию из себя и заряжаюсь своим одиночеством, настройкой на свою волну - мне так удается восстанавливаться. А Паше нужно присутствие людей, чтобы все общались, суетились, делали что-то, пусть даже без него. Ему как раз одному невыносимо.

У меня есть склонность к рефлексии, я люблю составлять списки планов, желаний, вычеркивать оттуда осуществленное. Если я не понимаю чего хочу, я теряюсь и начинается апатия и плохое настроение. А если я собрана меня это мотивирует. А когда плана нет, то кажется что время куда-то улетает и ничего не происходит.
Какая ты в работе и есть ли у тебя внутренние ориентиры своей эффективности?
Судя по твоему инстаграму, для тебя очень большое значение имеют сны. Они для тебя скорее отражение реальности или альтернативный мир?
Я с детства записываю свои сны, только те, которые не похожи на реальность, в которых мне нравятся образы, сюжеты или неестественные сочетания цветов. Мне редко снятся обычные бытовые сны.

Я жутко боюсь змей, при виде змей меня парализует от страха. Один раз мы с психологом разбирали мой самый большой страх на тот момент (не связанный со змеями), а через три дня мне приснился сон: я иду через темный хвойный лес по узкой песчаной тропинке и вдруг вижу что проползает змея, мне становится жутко, я делаю еще пару шагов и вижу что мой путь прерывается, там узкая канава и в ней кишат сотни змей в воде и грязи. Меня так парализует страх, что я съезжаю на своих закостеневших ногах в эту бурлящую канаву и погружаюсь по плечи. Не шевелясь, в этом состоянии холодного и мокрого ужаса, я чуть ли не седею от страха. Потом меня чуть-чуть отпускает, я с робким усилием над собой начинаю их аккуратненько раскидывать в разные стороны руками, прочищая свой путь. У меня появляется возможность вылезти оттуда. Я прохожу свой страх, который оставляет отпечаток на моем ошарашенном лице в виде растопыренных глаз и какого-то отстранения от реальности. Я уже не та, что раньше. Проснувшись я понимаю, что подсознательно проработала свой страх и он позади.




Какие твои сильные стороны?
Раньше мне казалось, что моя сильная сторона, находить общий язык с абсолютно разными людьми. Я была очень общительной. Но в последние годы, мне кажется, что я мутировала из экстраверта в интроверта. А может, вокруг просто слишком много людей. Надеюсь, это временная заморозка, потому что когда у тебя есть возможность быть совершенно открытым, то жить гораздо легче и беззаботней. Мне кажется, что сильные стороны могут меняться со временем, они как ресурсы, которые у тебя или есть или заканчиваются, а на смену им появляются другие.

Я стараюсь сохранять определенную дистанцию со многими людьми, для меня очень важны личные границы, если происходит вторжение в мою какую-то слишком близкую зону, мне бывает очень тяжело.

Ваша с Ирой Петраковой выставка на стенде галереи Iragui на Cosmoscow называлась Quiet Riot. Ты бунтарь по жизни?
Я точно не бунтарь, я против любой борьбы, хотя это тоже в каком-то смысле борьба. В социальных сетях все сейчас очень любят активно выражать свою позицию или агрессию, а это часто не говорит ничего о личности.





Люди ведомы повесткой и мыслями других людей, мне это совсем не свойственно. Мне бы хотелось скорее выражать гармоничную сторону себя, чем какие-то воинственные темы. Я верю, что улучшить ситуацию можно только работая над самим собой, а не критикуя других.

Мне важно чувствовать себя хорошо и быть довольной собой. Так у меня получается заряжать людей вокруг. Порой с этим тяжело справляться, и тогда я стараюсь заниматься самовосстановлением.
Как ты стала дизайнером и как появился проект DURDONA?
DURDONA - это мой проект связанный с одеждой и аксессуарами. Он появился осенью 2014 года, как раз в тот момент, когда после академии я не знала чем себя занять.

Одежда меня интересовала всегда, у меня много идей, я люблю наряжаться.

Первое что я сделала под именем DURDONA, — цветные шубы из искусственного меха, всего 24 штуки. Это был своеобразный эксперимент над собой, мне было интересно, смогу ли я вообще осуществить такой проект. Продавала я их через инстаграм и на Ламбада-маркете. Шубы получились классные, но в них было вложено много сил: я шила их сама, своими руками дома, и это было ошибкой — работа очень кропотливая и однообразная.

После шуб я сшила одно единственное черное платье-манифест. На платье я нарисовала от руки краской для ткани портреты вдохновляющих меня существующих и мифических женщин. Платье называется - MY KIND OF LADY. В этом году оно было продано на ярмарке Cosmoscow.

А в том году я осуществила свою мечту и сделала свою первую коллекцию авторских шелковых платков DURDONA. Я очень люблю наматывать что-то на голову: банты, платки, шарфы. Все принты я рисовала акварелью и лайнерами на бумаге, потом сканировала и с мои другом дизайнером Андреем Кондаковым мы уже редактировали в фотошопе цвета, а после отправляли в печать на фабрику. Платки получились замечательные, я их обожаю и постоянно ношу.




Что обозначает название проекта?
DURDONA - это имя персидского происхождения, переводится как «единственная жемчужина», так же его трактуют как «любимая» или «баловница».

Я общалась с музыкантом Андреем Ли, сейчас он известен как Директор Всего. Он родился в Узбекистане и в одном путешествии начал называть мне разные забавные имена, которые носят узбекские девушки. Одним из имен было Дурдона. Я услышала и подумала, что это то, что мне подходит, в этом так много дурачливости, и оно ассоциируется со словом Примадонна. А смех и быть смешной - это самые ценные качества для меня в жизни, смех очень сильно заряжает, возбуждает, это так сексуально! Я отношусь к себе с юмором, поэтому я выбрала имя DURDONA для себя, как свое второе имя.

Я нарисовала три принта, которые потом стали шелковыми платками. Платки я продала достаточно быстро. Мне было важно делать коллекцию в Москве, чтобы я могла физически доехать и контролировать производство. Печать на натуральном шелке в Москве стоит очень дорого, меня это расстроило, но я все таки смогла сделать лимитированную серию. После своей коллекции я сделала еще одну с Пашиными картинами на платках, выбрав три его картины и немного изменив цвета. Возможно, скоро я выложу их в сеть. А сейчас я рисую еще одну свою авторскую серию, которую скоро, надеюсь, выпустить.

Мечтаешь ли ты сделать с кем-нибудь коллаборацию?
Я бы хотела сделать коллаборации со многими дизайнерами, особенно было бы классно взять для этого классические модели разных брендов, например Tabi Margiela и создать для них принты.

Вообще вся история с платками началась с того, что мне очень нравились платки Hermes и я хотела сделать для них рисунки. Но я поняла, что это очень тяжело, потому что офис в Москве не занимается этим, нужно ехать в Париж и договариваться там. В Москве мне даже предложили оформить витрину, но я поняла, что это не то, что я хочу. Поэтому я и сделала платки сама.






Для тебя важны соцсети в твоей работе?
Сейчас я хожу на курс продвижения фешн-бренда к Васе Волчку. Я уже несколько лет наблюдаю за развитием его проекта, мне не особо близка стилистика мрачноватого стритвира, но нравится все, что делает Вася, как он сделал себя сам с нуля. Мы в основном изучаем моменты, связанные с производством, печатью, коммуникациями и созданием сайта. Мне удобно говорить о себе через соцсети, больше людей видят и откликаются онлайн, чем даже когда приходят на выставку. Это современный инструмент, которым удобно пользоваться.

Какие у тебя планы на конец года?
19 декабря в галерее ГУМ Red Line открылась выставка «Пусть счастливая звезда сияет в высоте», где я представляю новое видео.

Это выставка про животных астрологического гороскопа, и так как я родилась в год змеи, то выбрала змею. Недавно я ездила к друзьям в Египет и там мы с моей подругой Наташей Тазбаш сняли мне материалы для моего проекта, а монтирую свои видео я всегда со своим братом Ромой Драныш. Накануне поездки я сшила за один вечер трехметровый змеиный хвост, набила его поролоном и взяла с собой. В какой-то момент съемок я легла в воду, ко мне подошли мальчишки, схватили меня за хвост и начали тащить. И я вспомнила видео, где азиатские дети таскают питонов за хвосты в рисовых полях. Вырвав свой хвост из рук мальчиков я даже отловила агрессию, как настоящая змея, они начали своими ногами распрыскивать мне в лицо морскую воду. Мне нравится, что процесс создания работы позволяет посмотреть на все по-другому.
Тебе нравится жить в Москве?
Москва — мой любимый город, мало кто мне верит, но это действительно так! Здесь есть движение, энергия и динамика, для меня это самое важное. Можно даже ничего не делать, просто выйти на улицу и почувствовать что много всего происходит вокруг. Мы еще снимаем дом на Николиной горе, но мне там бывает тяжело находиться долго, там слишком спокойно, кажется что всё замирает, и меня это подавляет. Я человек города.




Есть ли у тебя мечты?
Я очень люблю путешествовать, но пока не получается так часто, как хотелось бы. Я мечтаю побывать на розовом озере Хиллер, в Австралии, туда надо лететь, нанимать отдельный вертолет. Я бы хотела поплавать в этом озере, если это возможно и не вредно. А еще мне очень нравятся страны, в которых сохранилась культурная народная идентичность, рукотворные промыслы, это меня очень притягивает.

Сейчас все проходят марафоны желаний, я тоже прошла, написала 50 с чем-то желаний из 100, среди которых было даже такое простое как «купить платье». Это классно, когда ты знаешь, чего ты хочешь. Часто бывают такие периоды, когда забываешь и отвлекаешься от того, чего хочешь, и пропадает стимул. А когда у тебя есть список желаний, ты выбираешь, к какому из них стремиться сегодня. И действуешь.

Made on
Tilda